Старобалтачево

Деревня Старобалтачево (Иске Балтас) - одно из коренных поселений кыр-таныпцев.

В 1795 г. было 21, в 1859 г. 124 двора, в т. ч. 32 дома при-пущенников. В 1920 г. в 209 дворах проживали 512 мужчин и 544 женщины. "Преобладающей национальностью" жителей указана башкирская.

Мишари были припущены в 1793 г., тептяри - в 1812-1815 гг. Раннее название деревни нам неизвестно. Возможно, ее называли Кыр-Танып или Танып.

Балтас - башкир-вотчинник, по-видимому, занимал стар­шинскую должность. Поскольку она была наследственной, то его сын заменил отца на этой должности. Кулуй действительно старшинствовал в 1759-1780 гг., причем был старшиной6 Кара-Табынской волости, куда входила и Таныпская.

По его имени деревню называли и Кулыево. Кулуй Балтасев - преданный царизму старшина. С 1761 г. по 1773 г. он неоднократно был в военных походах, служил на Сибирской и Оренбургской пограничных линиях. В 1771-1773 гг. возглавлял трехтысячную башкирскую команду, направленную в Польшу для борьбы против польских конфедератов. В Польше Кулуй был награжден командующим войсками генерал-аншефом А.И. Бибиковым саблей в серебряной оправе. В годы Крестьян­ской войны 1773-1775 гг. он сражался против восставших под Бирском, Ельдякской крепостью, Ангасякским заводом, у д. Бураево. Осенью 1774 г. в боях между р. Бирь и Танып Кулуй встретился с Салаватом Юлаевым. 22 сентября они во второй раз сразились у д. Норкино. Активно участвовал в репрессиях против пугачевцев. Карательная деятельность Кулуя вызвала заслуженную ненависть населения: его имущество было захвачено, дом сожжен. В 1775 г. для покрытия этого ущерба по решению Правительствующего Сената ему было выдано 2000 руб. За "заслуги" перед карателями от генерал-аншефа П. И. Па­нина получил "похвальный лист". Воинский опыт помог Кулую избежать гибели или плена, хотя он был шесть раз тяжело ранен в сражениях, а "Пугачев обещал, естли кто к нему ево, Кулыя, приведет, дать 500 рублев". Он еле спасся бегством от вос­ставших башкир, атаковавших и взявших Стерлитамакскую пристань, явился в Уфу 19 ноября 1773 г., где и находился во все время осады.

Кулуй был использован как надежный свидетель обвинения в следственном процессе над Салаватом Юлаевым в Тайной экспедиии Сената в Москве. Он получил возможность свести счеты с предводителем восставших, отомстить за перенесенные страхи и разорение. Кулуй смог изобличить подследственного в установлении ряда фактов.

Если старшина волости воевал на стороне карателей, то подведомственные ему башкиры из 164 дворов находились среди пугачевцев.

В 1834 г. в д. Старобалтачево жили сыновья Кулуя: юртовой старшина Абдулнасыр Кулуев, 57 лет, его сыновья: Мухаметба-сим (его - Мугтасим, Ризван, Мухаметсадык, Мухаметхусаин, Валиахмет и Хасан), 55-летний походный старшина Абдуллатиф Кулуев. В 1842 г. Мухаметбасим Абдулнасырович носил фамилию Балтасев.

В первой половине XIX в. о линейной службе башкир и мишарей по р. Урал свидетельствует формулярный список башкирского юртового старшины зауряд-хорунжего 42-летнёго Идриса Хамитовича Халилова (сыновья Ильяс, Даут, Халит, Мухаметсадык, Габидулла), который был в Красногорской крепости 3 раза, в Кызылской - 1, в Сакмарске - 1 и при сплаве "общественного башкирского леса" - 1 раз.

Несколько слов о хозяйстве сельчан. В 1843 г. на 356 баш­кир (по ревизии 1834 г.) было засеяно 960 пудов озимого и 1728 пудов ярового хлеба1. В конце XVIII в. имели 1, в 1834 г. - 4 водяные мельницы. О поголовье скота сведениями не распола­гаем. Тогда же башкирам принадлежало 215 овец, 181 коза. В собственности некоторых хозяйств было 16 ульев и 42 борти.

Здесь находилось волостное правление, открыли русско-башкирскую школу, земское пятилетнее начальное училище; при двух мечетях действовали медресе. По субботам проводили базар. В центре волости открыли чайную, четыре бакалейные лавки. Известно и красильное заведение.